Сравнение российских и западных крупных нефтяных компаний и проблемы, уникальные для российской нефти

 

Восквицов Е.В.Сулейманова Л.О.

(изложение статьи «Comparing Russian, Western major oil firms underscores problems unique to Russian oil» Тины Обут, Авика Саркара и Санкара Сандера, опубликованной в OGJ, Jan. 25, 1999,р. 27-32 и OGJ, Feb. 1, 1999,р. 20-25)

Четыре компании – ЛУКОЙЛ, ЮКОС, Сиданко и Сургутнефтегаз – представляют основную часть российской нефтяной промышленности и добывают почти половину запасов нефти в России.

Деятельность, финансирование и стратегия этих компаний помогают представить окружение частных предприятий в российской нефтяной промышленности, а сравнение их с западными компаниями помогает высветить проблемы, уникальные для России.

Российская нефтяная промышленность сегодня

Обвал цен на нефть и последовавший за ним российский экономический кризис оказали разрушительное действие на страну, которая очень прочно зависит от нефтяной промышленности из-за налоговых и валютных поступлений за экспорт нефти.

Финансовый кризис в России задел западные банки и инвесторов, превращая рынок ценных бумаг и государственных залоговых обязательств в мертвый груз, а большинство российских финансово-промышленных групп — в банкротов. Правительственное решение приостановить выплаты по западным долгам еще больше встревожило инвесторов.

Тем временем постоянные низкие цены на нефть укрепили решение таких иностранных компаний, как Ройял Датч/Шелл, Амоко Корп., Элф Аквитан покинуть Россию, предпочитая вкладывать инвестиции в страны с более низкими затратами, такими, как в Западной Африке и на Ближнем Востоке.

Одновременное бегство иностранного капитала и обвал российской банковской системы предвещают почти полное истощение капиталов российских вертикально интегрированных компаний (ВИК). Еще до недавнего времени ВИКи смотрели на девальвацию рубля как на благо, так как они заработали большую часть своих прибылей в твердой валюте, но потерпели убытки по платежам в рублях. Увеличение инфляции на товары и услуги в деноминированных рублях быстро съело эту прибыль.

Трудности правительства

Правительство, доведенное до отчаяния проблемами сборов в бюджет, превратило энергетическую промышленность в основной источник поступлений, угрожая ограничениями, которые заключаются в приостановлении прав на экспорт с целью завладеть собственностью компании. В связи с этим правительство приостановило принятие решения по экспортным документам компаний ЛУКОЙЛ, ЮКОС, Восточная нефтяная компания и Сиданко. Приватизация оставшейся государственной собственности в 1998 г. также потерпела крах от полного равнодушия, проявленного частными инвесторами к правительственной акции относительно большей части доли Роснефти.

Затем правительство с целью добыть деньги объявило о своих планах продажи на торгах 5% акций Газпрома (с минимальным бидом 1.6 млрд.долл.) и 9% акций ЛУКОЙЛа за 170 млн.долл. В предварительных сообщениях было отмечено, что правительство успешно продало 2.5% акций Газпрома Рургазу (Ruhgas, OGJ, Dec.28, 1998, Newsletter) за 660 млн.долл.

Приведем краткий перечень проблем, отбивающих желание у международных нефтяных компаний от инвестирования в Россию:

  • Высокие и плохо структурированные налоги. Российские производители нефти облагаются налогами на доходы в большей степени, чем на прибыль. Самый большой из российских многочисленных налогов – акциз, который взимается пропорционально из расчета 55 руб/т и который неблагоприятно воздействует на экономическую жизнеспособность проектов удорожанием разрабатываемых площадей.
  • Отсутствие согласованного и надежного законодательства. Иностранные нефтяные компании особенно заинтересованы в развитии законодательства по соглашениям о разделе продукции, которое позволит им затвердить расходы и налоговую структуру и другие условия в чужом для них непредсказуемом налоговом климате.
  • Нестабильное правительство. В прошедшие несколько лет наблюдалось несколько изменений в российских ветвях власти. Большинство сегодняшних потрясений явилось результатом назначений в правительстве, где к власти пришли политики, склонные к замедлению реформ и к денежной инфляции по пути выхода России из трудностей.
  • Страх национализации. Предварительные сообщения отмечают, что правительство может сформировать отдельную государственную нефтяную компанию, которая включит в себя нездоровые объекты такие, как Роснефть, Славнефть и Онако. Остается представить себе, что когда-нибудь правительство повернет назад приватизацию других компаний.
  • Низкие цены на нефть. В результате низких цен на нефть иностранные нефтяные компании урезали свои бюджетные расходы и сосредоточились на снижении затрат через слияние и сокращение. Пока цены на нефть будут оставаться низкими, эти компании будут остерегаться вкладывать деньги в такие дорогостоящие регионы, как Россия.

Приватизация российской нефтяной промышленности

Российское правительство инициировало приватизацию нефтяной промышленности посредством проведения закона «О недрах» (1992 г.) и принятия новой конституции (1993).

В результате промышленность была реструктуризирована в 12 вертикально интегрированных компаний и небольшое количество независимых нефтепроизводителей. Первоначально Российское правительство удерживало за собой контрольный пакет акций (51%) в ВИКах, в то же время ограничивая долю иностранной собственности до 15% и меньше. Часть собственности в ВИКах была распределена между служащими и управляющими работниками компаний, тогда как другая была продана на публичных аукционах. Существование большого количества хорошо информированных сотрудников в управлении вертикально интегрированных компаний привело к распродаже этих компаний за очень низкие цены. Согласно схеме долевого займа (loan-for-shares) правительство передает свою долю собственности в вертикально интегрированных компаниях в качестве обеспечения займов правительству от вновь приватизированных российских банков. Невыполнение государством обязательств по займам, которое, как говорят некоторые, было результатом сговора, привело к тому, что банки добились основного контроля над некоторыми вертикально интегрированными компаниями.

Финансово-промышленная группа, создавшаяся из схемы долевого займа, сейчас контролирует значительную часть российской промышленной собственности.

Владение собственностью нефтяных компаний финансовыми группами, как было многими замечено, свидетельствует о том, что российская нефтяная промышленность не нуждается в западных инвестициях для своего роста. Однако банки, которые контролируют вертикально интегрированные компании, никогда не были банками в истинном смысле. Большинство обычных россиян даже сейчас хранят свои деньги в государственных банках. Переживаемый в настоящее время обвал цен на нефть и последовавший за этим обвал рубля обанкротили многие финансово-промышленные группы и принесли им убытки относительно их планов роста прибылей. Одновременно падение мировых цен на нефть понизило интерес запада к российской собственности.

Разрез российских ВИКов

Российские ВИК — ЛУКОЙЛ, ЮКОС, Сиданко и Сургутнефтегаз — характеризуют представительный разрез российского нефтяного сектора.

ЛУКОЙЛ

Добыча нефти в 1998 г. составила 53.7 млн.т, в том числе в пределах Ханты-Мансийского автономного округа – 44.4 млн.т.

Нефтегазодобывающие предприятия ЛУКОЙЛа: «ЛУКОЙЛ-Западная Сибирь», «Пермнефть», «Нижневолжскнефть», «Калининградморнефтегаз», «Астраханьнефть».

Перерабатывающие предприятия ЛУКОЙЛа: «ЛУКОЙЛ-Пермнефтеоргсинтез», «ЛУКОЙЛ-Волгограднефтепереработка».

ЛУКОЙЛ, самая большая российская вертикально интегрированная компания, была основана в 1993 г. как открытая акционерная компания из государственных нефтяных компаний Лангепас-Урай-Когалымнефтегаз.

Публикуемые ресурсы в 2.7 млрд.м3 нефти и 11.1 трлн.м3 газа делают ее самой большой частной компанией по ресурсам в мире, в то время как добыча в 175 тыс.м3/сут ставит ее на четвертое место среди частных производителей нефти (после Ройял Датч/Шелл, Эксон Корп. и Би-Пи Амоко). Имея два огромных нефтеперерабатывающих завода, эта компания перерабатывает нефти 75 тыс.м3/сут, что делает ее лидирующей в российском внутреннем секторе.

ЛУКОЙЛ – одна из немногих российских вертикально интегрированных компаний, которая для того, чтобы избежать присвоения собственности финансово-промышленными группами, управлялась по схеме распределения займов . Почти треть собственности компании до сих пор остается у государства, тогда как еще одна треть собственности – в руках иностранных компаний. Десятая часть собственности компании – ее пенсионный фонд.

Это одна из наиболее выходящих за пределы России вертикально интегрированных компаний с планами обеспечения 20% своей добычи за пределами страны в течение 5 лет. Она — один из лидирующих членов Азербайджанской международной нефтяной компании (AIOC) и Каспийского трубопроводного консорциума (CPC).

ЛУКОЙЛ и АРКО (7.99% собственности ЛУКОЙЛа) имеют совместную акционерную компанию Лукарко для проведения поисково-разведочных работ и добычи в бывшем Советском Союзе, в то время как совместное предприятие ЛУКОЙЛа и Аджип (Agip SpA) сосредоточило свою деятельность в Западной Сибири и на Средиземном море. ЛУКОЙЛ также был назван оператором месторождения Западная Курна в Ираке, где надеется начать добычу после снятия санкций ООН в отношении Ирака. Текущий кризис в российской экономике и постоянно низкие цены на нефть заставили эту компанию уменьшить свои капитальные расходы и сократить планы роста.

ЮКОС

Добыча нефти в 1998 г. составила 34.1 млн.т, в том числе в пределах ХМАО – 26 млн.т.

Нефтегазодобывающие предприятия ЮКОСа: «Юганскнефтегаз», «Самаранефтегаз».

Перерабатывающие предприятия ЮКОСа: «Куйбышевнефтеоргсинтез» (Куйбышевский НПЗ и Сызранский НПЗ), Новокуйбышевский НПЗ.

Юкос, основанный в 1993 году как совместная акционерная компания, является второй самой большой вертикально интегрированной компанией по размеру выявленных ресурсов.

После объявления дефолта правительства по займам, согласно их схеме распределения, банк Менатеп завладел контрольным пакетом акций ЮКОСа, чья доля была использована правительством в качестве дополнительного обеспечения займов. Таким образом, ЮКОС превратился в первую полностью приватизированную вертикально интегрированную компанию в России, имеющую две больших дочерних компании по поискам и добыче нефти – Юганскнефтегаз и Самаранефтегаз.

После утверждения своих позиций в качестве огромной вертикально интегрированной компании в российском нефтяном секторе ЮКОС начал наращивать свою ресурсную базу и увеличивать прибыли. В декабре 1997 г. ЮКОС приобрел Восточную нефтяную компанию (ВНК) благодаря большей части $800-миллионого займа, который обеспечил Ходорковский от западных банков. В начале 1998 г. ЮКОС объявил о новом слиянии, на этот раз с Сибнефтью (другой большой вертикально интегрированной компанией), чтобы сформировать еще более гигантскую компанию, которая должна была быть названа ЮКСИ. Совместная объединенная компания могла бы контролировать 22% российской добычи нефти, быть лучше капитализирована и приобрести стратегическое положение, увеличивающее рынок сбыта для своих продуктов. Объединение позволяло надеяться на более выгодное стратегическое партнерство, поскольку объединенные перерабатывающие предприятия (три у ЮКОСа, Ачинское у Восточной НК и Омское у Сибнефти) и юкосовские разрабатываемые площади были географически совместимы. Однако объединение в конце 1998 г. сорвалось из-за неудовлетворенности ЮКОСа финансовой жизнеспособностью Сибнефти и приписываемой силовой борьбе между Ходорковским и Борисом Березовским, полновластным главой банковской группы, владеющей Сибнефтью. Объединение также предполагало эффективно завершить так сильно разрекламированный $2-миллиардный 5-летний контракт Юкси со Шлюмберже по обслуживанию месторождений.

Несмотря на эти проблемы, ЮКОС имеет гигантскую ресурсную базу (свои собственные оценки составляют 2.4 млрд.м3, хотя по другим оценкам вариации значительны – от 1.2 до 2.4 млрд.м3), которая могла бы быть использована при хорошем управлении, капиталах, технологии и более дружественном к инвесторам законодательстве. Четыре предприятия, перерабатывающие около 57 тыс.м3/сут нефти, числятся среди самых эффективных в стране. Финансовое состояние компании было подвергнуто аудиту, что является редким феноменом в российском частном секторе.

Следует особо обратить внимание на тенденции в управлении ЮКОСа. Компания делает упор на разделение своих операций между производственными группами, создавая внешние рынки между производящими и перерабатывающими единицами, инвестируя 200 млн.долл. в модернизирующие программы, во внедрение информационного технологического оборудования такого, как сервисные программы, обслуживающие все предприятия, вступая на путь настойчивых усилий по сокращению расходов и исключая неосновной сервис. В результате этой деятельности расходы ЮКОСа на производство одного барреля нефти упали с 9.5 до 5.5 долл.

Однако эта прибыль от эффективности расходов могла быть только на бумаге и произойти за счет более чем на две трети девальвированного рубля с августа 1998 года. Кроме того, ЮКОС обременен сокращением валюты и находится в долгах, частично из-за низкой платежеспособности своих заказчиков, частично из-за ограниченных поступлений твердой валюты от экспортных квот.

ЮКОС также пострадал от устойчивого снижения добычи, уровень которой отклонился от основной линии снижения российской добычи нефти. Надежды компании могут связываться с хорошей управляющей командой, которой поручена собственность акционеров, финансовой дисциплиной, соответствующей технологией и вложением капитала.

СИДАНКО

Добыча нефти в 1998 г. составила 19.9 млн.т, в том числе в пределах ХМАО – 13 млн.т.

Нефтедобывающие предприятия Сиданко: «Черногорнефть», «Кондпетролеум», «Варьеганнефтегаз», «Варьеганннефть», «Удмуртнефть», «Саратовнефтегаз», «Новосибирскнефтегаз».

Перерабатывающие предприятия Сиданко: «Ангарский НХК», «Крекинг» (Саратовский НПЗ), Хабаровский НПЗ.

Сиданко была основана в 1994 г. с целью обеспечить Восточную Сибирь, российский Дальний Восток и дальний северо-восток нефтью, газом и нефтяными продуктами, добытыми в этих же регионах. Однако большая часть добычи Сиданко поступает с месторождений Западной Сибири и Волго-Уральского региона. Разработка нефтяных запасов в Восточной Сибири откладывается для Сиданко на длительное время.

Сиданко состоит из 28 отделений, включающих 7 предприятий по добыче, которые значительно различаются по успешности и развитию, в том числе — Черногорнефть, которая дает 30% добычи Сиданко, и развалившийся Кондпетролеум.

Сиданко первоначально включала также Пурнефтегаз, но уступила его в споре в 1995 году Роснефти. (Пурнефтегаз – субъект сегодняшнего скандального вовлечения 38% доли Роснефти, которая по авторитетным ссылкам была тайно передана Диалог Оптим банком неизвестному покупателю за дешевую цену в 10 млн.долл.).

В 1995 г. 51% акций Сиданко был передан Онэксимбанку на аукционе на условиях распределенного займа за 130 млн.долл. С этого времени руководство Сиданко предпринимает усилия по установлению контроля над своими многочисленными подразделениями. «Федералистский» стиль управления Сиданко, по которому подразделениям разрешалось вести себя (плохо или хорошо) как независимая организация, привел к слабой организационной структуре и плохим характеристикам компании.

В начале 1998 г. в попытке выправить деятельность Сиданко Потанин назначил руководителя Черногорнефти Бориса Волкова временно исполняющим обязанности президента. (Черногорнефть – один из пионеров современной российской энергетической промышленности. В 1994 г. здесь впервые привлекли зарубежных специалистов к аудиту своих запасов; в 1996 г. она становится первой независимой компанией, имеющей возможность получать международные займы.)

В 1997 г. Би-Пи (BP) приобрела у Сиданко 10% акций за 571 млн.долл. Ожидается, что присутствие большой западной компании внесет позитивный элемент в управление Сиданко. Би-Пи окажет положительное влияние благодаря своим размерам и положению в международной энергетической промышленности и своей 10%-ной доле.

Сиданко поставляет нефть на рынки Дальнего Востока. Но, поскольку большая часть ее продукции получена в Западной Сибири, расходы на транспортировку очень велики.

Сиданко имеет также значительные потенциальные ресурсы в Восточной Сибири и на российском Дальнем Востоке, но разработка этих ресурсов потребует значительных капитальных вложений. Начав развиваться, Сиданко могла бы оказаться в правильной позиции, благодаря близости своих рынков и перерабатывающих предприятий, и обслуживать очень вялые, но потенциально обещающие энергетические рынки в азиатско-тихоокеанском регионе. Один такой проект сосредоточивается на газовом месторождении Ковыкта в Восточной Сибири, которое планируется разрабатывать совместно с Би-Пи. Газ должен будет поставляться в Китай.

Еще одна российская крупная нефтяная компания пала жертвой финансового хаоса в стране, как сообщил журнал Oil&Gas в своем февральском номере ( OGJ Newsletter, February 8, 1999).

Сиданко столкнулась с процессом банкротства. По словам Бета-Эко – кредитора энергетического гиганта, собравшего в Москве документы против Сиданко, быть крупной российской компанией, значит наверняка закончить банкротством в суде.

Финансовый развал Сиданко стал прогрессировать с тех пор, как в конце 1997 года были проданы БиПи (BP) 10% акций компании. Печатное издание Великобритании «Восточный энергетический блок» привело высказывание Владимира Потанина, «олигарха», собственника контрольного пакета акций Сиданко: «Счастливое обогащение британской компании далеко не последняя точка в разорении нефтедобывающей компании Сиданко».

СУРГУТНЕФТЕГАЗ

Добыча нефти в 1998 г. составила 35.2 млн.т, все в пределах ХМАО единственным нефтедобывающим предприятием «Сургутнефтегаз».

Перерабатывающее предприятие Сургут-нефтегаза: «Киришинефтеоргсинтез» (КИНЕФ).

Сургутнефтегаз – уникальная вертикально интегрированная компания во многих аспектах. Основанная в 1992 г., Сургутская ВИК является держателем 51% акций только одного добывающего объединения Сургутнефтегаз, 100% акций нефтеперерабатывающего завода в Киришах в Ленинградской области, нескольких торговых филиалов. Сургутнефтегаз – самая крупная компания в России по объемам добычи нефти.

ВИК Сургутнефтегаз также одна из двух больших ВИКов, не контролируемых банками. В 1995 г., когда российское правительство передало 40.12% акций компании на аукционе на условиях распределенного займа , пенсионный фонд компании составил 1.426 триллиона рублей (около 300 млн.долл.).

ВИК Сургутнефтегаз также первая ВИК, использующая ту же самую руководящую команду как для ВИК, так и для добывающей компании, модель, позднее перенятая Сибнефтью.

Сургутнефтегаз не имеет представительства в Москве, подобно другим ВИКам, наоборот, руководство компанией находится в г. Сургуте.

Уникальное свойство этой вертикально интегрированной компании в том, что ее добывающее объединение является прибыльным, тогда как добывающие предприятия большинства других ВИКов — затратные. Это означает, что часть нефти сохраняется за добывающим предприятием. Со временем Сургутнефтегаз планирует консолидировать свою бухгалтерскую отчетность через свопы (Своп — одновременная обменная операция по ценным бумагам, прим. ред.), пока не объявленные по времени проведения.

ВИК Сургутнефтегаз имеет небольшую корпоративную структуру и эффективное руководство. У нее высокие экспортные тарифы по сравнению с другими производителями нефти, возвращаемые ей за финансирование строительства терминала для нефтепродуктов в Санкт-Петербурге. Сургутнефтегаз традиционно склонен сохранять более холодные отношения с иностранными инвесторами, но в настоящее время намечается потепление.

Подразделения Сургутнефтегаза имеют хорошую инфраструктуру для того, чтобы большая часть добытой нефти была переработана и распределена собственным внутренним сургутским подразделением. Однако их внутренний бизнес страдает от высокой доли безналичных платежей, 65% его продукции продается по бартеру на нефть или на электроэнергию. Хотя перерабатывающий завод в Киришах является предметом гордости с его высоким процентом утилизации (60% против среднего по России 16% в 1997 г.), его основной продукт- дизельное топливо, на которое также упал спрос.

Планируемое оборудование для гидрокрекинга, снижающего зависимость от дизельного топлива, требует изрядных затрат и не может быть построено в ближайшее время в существующих экономических условиях. Сосредоточиваясь на экспорте, компания не развивает свой рыночный бизнес в районе Санкт-Петербурга, где он мог бы иметь стратегическое преимущество, создаваемое близостью его нефтеперерабатывающей деятельности.

Методология сравнения российских компаний между собой и с их западными двойниками

Наши сравнения российских нефтяных компаний сфокусированы на четырех основных категориях: размеры, рост, финансовые возможности/прочность, эффективность деятельности.

Полученных с большим трудом данных достаточно для того, чтобы сосредоточиться на сравнительно коротком списке основных характеристик, который может содержать меньше ошибок, чем большой список детальных характеристик. Там, где было можно, предпочтение отдавалось одному источнику.

Для придания некоторого смысла понятиям прочности и слабых мест российских нефтяных компаний характеристики их деятельности сравнивались с таковыми у компаний Эксон и Шеврон Корп., поскольку эти две компании представляют и большую, и (сравнительно) маленькую западные компании.

Размеры

В нижеследующей таблице приведены выборочные финансовые характеристики для четырех российских и двух западных нефтяных компаний. Из этих данных видно, что российские компании мельче в финансовом смысле и больше по размерам, несмотря на то, что имеющиеся у них запасы и добыча сопоставимы с запасами и добычей западных специализированных компаний (см. рис.1). В самом деле, по запасам три из четырех вертикально интегрированных компаний – ЛУКОЙЛ, ЮКОС и Сиданко – могли бы числиться среди самых больших компаний мира.

 

Финансовые итоги 1997 года (млн. долл.)

Финансовые итоги 1997 года (млн. долл.)

 

Рис.1. Сравнительные характеристики российских и западных компаний. (Верхний ряд слева направо: Ресурсы в млрд. бар. условного топлива; Добыча нефти в млн. бар/год. Нижний ряд слева направо: Обеспеченность добычи запасами, годы; Процент экспорта нефти, %.)
Рис.1. Сравнительные характеристики российских и западных компаний. (Верхний ряд слева направо: Ресурсы в млрд. бар. условного топлива; Добыча нефти в млн. бар/год. Нижний ряд слева направо: Обеспеченность добычи запасами, годы; Процент экспорта нефти, %.)

 

Однако, несмотря на большие запасы, добыча российских ВИКов меньше, чем у их западных аналогов. В большей степени это можно объяснить дефицитом капитальных вложений и экспортной инфраструктуры, низким уровнем внутреннего потребления нефти. По сравнению с текущим уровнем добычи запасы российских ВИКов обеспечивают добычу на более долгий период, чем их западных аналогов. Сиданко, к примеру, имеет уровень обеспеченности добычи запасами в 93.6 лет, что почти в четыре раза больше, чем у Эксона. Огромные запасы и низкая оценка российских ВИКов представляет вдвойне заточенное острие, которым видятся российские ВИКи для западных инвесторов – неправдоподобно благоприятная возможность в паре с очень реальной возможностью финансового обвала. Большинство российских ВИКов пережили максимальное снижение добычи в последние 4 года, в особенности Сиданко. Две из этих компаний – ЮКОС и Сургутнефтегаз, кажется, переломили снижение, судя по опубликованному увеличению добычи в 1997 г. против 1996 года.

 

10081

 

В 1998 г. ЛУКОЙЛ сократил свою добычу на 3.6 % по сравнению с 1997 г., при этом добыча в ХМАО увеличилась на 1%; Сургутнефтегаз увеличил свою добычу на 3.8 %; ЮКОС сократил добычу на 4.2 %, что на три четверти связано с сокращением добычи в ХМАО; добыча нефти Сиданко уменьшилась на 1.9 % по сравнению с 1997 г. так же в основном за счет снижения добычи в Ханты-Мансийском АО (по данным ЦРН и журналов «Нефть и капитал», №2, 1997, № 2,1999; «Нефть России», №2, 1998, №1, 1999; «Нефтяная торговля», №1, 1998).

Финансовые возможности

Российские ВИКи имеют уровень задолженностей значительно ниже, чем у западных аналогов. Однако эти компании очень зависимы от переизбытка долгов, поскольку их высокий уровень связан с чистой прибылью компании и ее текущими доходами (см. рис.2).

 

Рис.2. Структура задолженности компаний. (Верхний график: Общая задолженность, млрд.долл. Нижний график: Отношение долга к общему доходу)
Рис.2. Структура задолженности компаний. (Верхний график: Общая задолженность, млрд.долл. Нижний график: Отношение долга к общему доходу)

 

Рис.3. Рыночная капитализация российских и западных компаний. (Верхний график: Отношение рыночной капитализации к одному баррелю запасов (условное топливо), долл./бар. Нижний график: Зависимость рыночной капитализации (млрд. долл) от суммарных запасов (млрд. бар. условного топлива)
Рис.3. Рыночная капитализация российских и западных компаний. (Верхний график: Отношение рыночной капитализации к одному баррелю запасов (условное топливо), долл./бар. Нижний график: Зависимость рыночной капитализации (млрд. долл) от суммарных запасов (млрд. бар. условного топлива)

Отношение долгов к доходам помогает определить степень ранимости деятельности компании от уменьшения добычи или снижения товарных цен. С этой точки зрения, у ЮКОСа отношение долгов к доходам почти в семь раз больше, чем у Эксона. Высокое отношение долгов к доходам у Сургутнефтегаза видится завышенным по причине невозможности отличить долгосрочные долги компании от других по представленным в публикациях суммарным долгам. Несмотря на это, Сургутнефтегаз надеется иметь самые маленькие долги из всех российских ВИКов, полагаясь на дальнейший рост сравнительно высокого уровня экспорта. По показателям долгового перевеса и дохода от твердой валюты (от экспорта) ЛУКОЙЛ и Сургутнефтегаз – самые устойчивые среди российских ВИКов, тогда как ЮКОС – самая слабая из них.

Отношение капитализации к баррелю запасов показывает, что рынок российских запасов имеет высокую плату за риск; даже устойчивый ЛУКОЙЛ имеет уровень капитализации 25 долл./бар по сравнению с Эксоном и Шевроном, у которых эта величина составляет 10 долл/бар.

Эффективность деятельности

Рассмотрение некоторых параметров деятельности показывает неэффективность российских производителей по сравнению с их западными аналогами.

 

Рис.4. Эффективность деятельности компаний. (Верхний график: Простаивающие скважины (в % к общему числу скважин). Средний график: Годовая добыча на одного служащего (1000 бар/чел). Нижний график: Годовая добыча на одну скважину (1000 бар/скв.)
Рис.4. Эффективность деятельности компаний. (Верхний график: Простаивающие скважины (в % к общему числу скважин). Средний график: Годовая добыча на одного служащего (1000 бар/чел). Нижний график: Годовая добыча на одну скважину (1000 бар/скв.)

 

Российские компании переукомплектованы персоналом, что демонстрируется их низким уровнем отношения годовой добычи нефти к количеству служащих. В то время как западные нефтяные компании добывают 10-18.6 тыс.бар/чел., ВИКи добывают 1.7-3.6 тыс.бар/чел. Российские нефтяные компании имеют большое количество неработающих скважин, обусловленное недостатком капитала и технологий, необходимых для восстановления добычи. Из трех ВИКов, опубликовавших такие данные, Сургутнефтегаз имеет самый низкий процент неработающих скважин, тогда как Сиданко – самый высокий.

В добавление к этому ежегодная добыча нефти на скважину по ВИКам (за исключением Сургутнефтегаза) в среднем намного меньше, чем у западных нефтяных компаний.

Заключение

Очевидно, что устойчивость российских нефтяных компаний – в их больших запасах. Эта устойчивость сильно ослабляется в обстановке высоких налогов и низких цен, в которой действуют нефтяные компании.

Российские компании сильно уязвимы в финансовом отношении и неэффективны по сравнению с их западными двойниками. Их огромные запасы, финансовый обвал и низкий уровень технологического опыта означают, что российские ВИКи предлагают различные уровни привлечения различных классов инвесторов.

Отчаянная нужда в западной технологии в российском нефтяном секторе означает, что западные сервисные нефтяные компании точно найдут большой рынок для их деятельности в России.

В итоге ЛУКОЙЛ и Сургутнефтегаз выглядят самыми надежными в финансовом отношении и в разрезе производственной деятельности, ЮКОС имеет слабые места в финансовой , а Сиданко – в производственной деятельности. В то время как ЮКОС и Сиданко выглядят идеальными кандидатами для инвесторов, все российские нефтяные (включая ЛУКОЙЛ) компании переполнены риском и остаются интересными для западных инвесторов с большими доходами.